Трудная акклиматизация на большой высоте

Летавет с удовольствием отмечает, как ребята вживаются в самые, казалось бы, трудные ситуации. «Адаптируемся помаленьку...» И сон и аппетит не ослабевают с набором высоты, и это Летавету очень даже понятно. Проверенная русская школа восхождений и акклиматизации. Руководитель ли ты кафедры столичного вуза, подающий надежды химик, старший инженер большого завода – здесь, в горах, ты опускаешься по служебной иерархии до разнорабочего. Ты – грузчик: ворочай ящики, вьючные сумы, рюкзаки. Ты – конюх: под строгим глазом Дюшембая седлай и веди в поводу коня. Ты – сапожник: и завернутым в кошму камнем разбивай ссохшиеся за зиму ботинки, промазывай спецмазью. Ты и кухонный мужик, и корнерез, и судомойка, и станешь еще и снегокопом.

Каждый несет свой груз, выполняет свои (общие!) обязанности. Не освобождаются и те, кто намечен в штурмовую группу, и те, кто ведет дневник и фотолетопись. В работе, в занятости, а также в постепенном наборе высоты успех акклиматизации и всего восхождения.

«Сколько здесь целей для спортсменов! – помечает вечером в дневнике Черепов. – Сколько открытий, которые ждут исследователя. Ведь из всей шеренги вершин (хребта Тенгри-Таг – Е. С.) взяты только Хан-Тенгри да пик Чапаева».

Последний переход каравана. Кружит метель. От белого смятения воздуха темнеет в глазах. Когда сидящий на переднем жеребце Дюшембай уверенно поворачивает караван вправо, Летавет только изумленно пожимает плечами. Им действительно в это боковое ущелье. Но киргиз никогда не бывал здесь. Только перед выходом вгляделся в карту и сказал: «Понял». Короткое ущелье, выпаханное ледником в хребтах Актау и Кокшаалтау, должно вывести их к подножию неведомого пика.

Здесь прощание с караваном. Кони дальше не пойдут. Пойдут люди.

Под утро стихает монотонное шуршание снега по скатам палаток, и наконец-то Летавет лицом к лицу встречается с той, которую столько лет искал. Он не может насмотреться, оценивает свои впечатления. С перевала Тюз неведомая вершина казалась заостренной, иглообразной. На деле это – приплюснутый, растянутый купол. А снега будет и лавин – только держись!

В белом царстве снегов вспыхнуло, заплескалось алое полотнище – флаг над лагерем, который Гутман назвал «Комсомольск-на-Звездочке». Ведь «Звездочкой» наименовал этот ледник участник украинских экспедиций С. Г. Шиманский. А их экспедиция пришла сюда в год двадцатилетия комсомола.

Готовили Салат Цезарь классический получилось очень вкусно.


На заметку альпинистам:

Жуткий холод проник к Альпинистам в палатку
Нарды с тяжелым грузом по рыхлому снегу
Поднимаем вещи веревкой по склону горы
Шуршание полотнищ на сильном ветру
Снег и облака на широком плато
Тяжелый рюкзак Гожева
Десять условий трудного восхождения
Пик Летавета. Содержание