Альпинисты очень любят Эльбрус

Григорьянц? Это имя доносилось до нас, корреспондентов военной поры, еще в сорок втором. Когда геббельсовская пресса трубила о штурме Эльбруса «фанатиками-чекистами». Но, позвольте... У Григорьянца не было и в помине не только чекистов, хотя бы кадровых военных. Сам он, посмертно награжденный за «Эльбрус-42» орденом Красной Звезды, до войны был дамским парикмахером в Ашхабаде. С сотней бойцов (не был ли среди них и Коноплев?) он навел своим рейдом переполох у расположившихся зазимовать гитлеровцев.

Сидоренко встречал его на штабном совещании в том самом «Рот Фронте», где сам был за год до этого начальником. Сухощавый, подтянутый, волевой. Таким он и запомнился.

Сидоренко не счел нужным упоминать о той лихой разведке боем, которую осуществила особая группа. Кроме него в ней были еще два наших альпиниста, мастер спорта Люба Кропф и участник шуцбундовского восстания австриец Руди Шпицер.

Григорьянца нацелили штурмовать Эльбрус «в лоб» (явный просчет). Знающий местность Сидоренко умело использовал скрытно выводящее к верхнему ярусу массива боковое ущелье Ирик. Это и позволило, избежав потерь, выполнить задание и вовремя отойти со склонов горы, которую услужливые саттелиты уже предлагали переименовать в «Гитлер-Шпиц».

А в сорок третьем Сидоренко в составе отряда офицеров-альпинистов Закфронта пинком армейского валенка сшибает с высшей западной вершины Эльбруса и рейхсштандарт со свастикой, и освященное по мистическому ритуалу эс-эс знамя «Черного ордена».

Ныне снова раскатывается по магистральному и боковым ущельям Баксана эхо взрывов. Это – взрывы созидания. На склонах Менге-Тау («Тысяча гор» – балкарское название Эльбруса) подразделения СУ-9 вышли на штурм высоты «3400». Здесь-то и встанет станция маятниковой воздушной дороги со знаменательным именем «Мир». Тут и трудятся опытный Локьяев с более молодым Уянаевым. А там потянут они линию к тому «Приюту 11-ти», который гитлеровский генералитет уже рассматривал и как свой трофей, и как неприступную цитадель.

Канули в Лету те времена, когда под Винницей в ставке «Вервольф» («Оборотень») утверждались планы захвата нашего Кавказа. Это «ставка» была бита, а Кабардино-Балкария принимает гостей с той же Винничины: селян, сахароваров, горожан, побратимов горской республики.

Священная и горькая память войны. Жители и руководители городка в горах Тырныауза предали земле эльбрусского некрополя двух воинов. Гигантским нимбом сверкают над ними вечные снега вершин. Спешат стайки беззаботных туристов, альпинистов, горнолыжников. Для них-то и отстояли эти места Коноплевы.

На том же Гара-Баши, где нашли Коноплева и политрука, ледник вынес и древко с ржавыми метинами гвоздей. Не был ли павший знаменосцем? Не нес ли водрузить его на вершинах? Этого мы пока не ведаем...

Контуры Эльбруса мы видим не только на значке «Альпинист России», но и на боевой медали «За оборону Кавказа». Время вправе приписать в наградных листах к 580 тысячам отмеченных ею еще двоих.

http://xbrd.ru/primenenie/vidy-panelej/paneli-na-steny/ - купить панели из натурального дерева.


На заметку альпинистам:

В неведомых теснинах Памира
Самолет с экспедицией огибает столицу
Духовные хранители гор обещают здоровье
Гостеприимные таджики из Пашимгара
Альпинисты перед началом экспедиции
Только человек может пройти через трещину хребта
Здесь сходятся небо с землей
Пик Летавета. Содержание