Только человек может пройти через трещину хребта

Альпинизм – это не только хорошая спортивная форма и надежное снаряжение. Не только умение лепиться на скалах, ночевать на льду, отличать скрытую трещину от надежного снежного мостика. На вершинах нужна еще идеальная психическая совместимость участников восхождения. Люди должны притереться, годами как бы сцементироваться друг с другом. Сила альпинистов – в коллективности действий, в единодушии, в безоговорочном доверии товарищу по команде.

Летавет доволен. В спортивном отношении его «мальчики» потеряли за эти годы не так уж много. В человеческом – обрели то, что дается только в горниле больших испытаний.

Летавет не торопится с выходом на хребет. Сначала надо разведать варианты. Выбрали правую ветвь ледника Шини-Бини. На восхождение пойдут одиннадцать человек. Командует Евгений Абалаков.

Двадцать третье августа. Семь тридцать. Хребет Петра Первого сияет близкими вершинами. Первый кусок льда под ледорубом Абалакова с хрустом вылетает со склона. Следя за командой в бинокль из лагеря, Летавет одобрительно шепчет: «Так-так»... Кряжистый, невысокий, кажущийся «на земле» медлительным, склонным поканителиться, Абалаков избрал самую крутую ледовую стенку. «Понятно, – думает Летавет, – толково выбрал. Ни камнепада на ней не опасайся, ни лавин. Давай, Женя!»

Рубит ступени альпинист. Не дает горячиться молодым. Спешка в горах смерти подобна. Осади того, кто не пристегнулся карабином к веревке, кто осуждающе глядит, как тратишь четверть часа, а то и весь час только на то, чтобы забить пару крюков. А они и опора, и страховка, и успех, и жизнь.

Абалаков подзывает Багрова. Толя – человек азартный, заводной, взрывающийся. Но то, что у новичка переходит в лихачество и в аварию, у бывалого нередко аккумулируется в запас нервной и мышечной энергии, которую он включит в тот момент, когда она всего нужнее.

Багров именно тот человек, что нужен в разведке: он находит прорезающую ледовый склон косую трещину и выводит группу к снежной подушке.

Лед сменяется скалами, они – разбитыми временем и холодом плитами. Палатки бивуака на отметке «5800». Уже на сто восемьдесят метров выше вершины Эльбруса, на которой тоже побывал Багров, когда снимал оттуда с товарищами флаг со свастикой.

Темнеет. Летавет, задрав голову, напряженно следит за склоном. Вспыхнул, разгорелся кусок пленки. У штурмовой группы порядок!

В ту же ночь разразилась буря, и Летавет с тревогой следил за горой. Насколько затянется вынужденная «отсидка» на высоте? Он знал, это не отдых, не накапливание сил; бездеятельное ожидание на высоте высасывает силы из человека. И возникают ненужные мысли: почему он здесь, а они там? Почему он не с теми, кто слушает, как ветер силится смахнуть палатку, задушить пластами снега, который сползает по склону, норовит стащить тебя в пропасть? Потому что им по двадцать пять, а тебе за полета?.. Да нет! Потому что он – в резерве, он с наблюдателями, готовыми по первому зову уйти вверх, на подмогу.

Тревожная ночь. Тревожное утро. Бессильное волнение. Томительное ожидание.

«Но что это?.. Ай, молодцы!» Он жадно вглядывается в темные точки на посветлевшем склоне. Крошечные на огромном белом полотне. Нет, это не скалы. Это – люди. Их шесть. Они идут к вершине. Давай-давай, ребята!

На этот раз географ Тимашев наносит на карту Памира новые названия: «пик Тридцатилетия нашего государства» (6440 метров), «пик Москва» (6994), «перевал Летавета» (4880), «пик Липского» (5500). Их дали горам по праву первооткрывателей альпинисты группы Летавета. Одновременно молодой географ впервые обнаружил удивительный феномен природы – залегающее на высоте около шести тысяч метров Памирское фирновое плато. Подобно гигантскому двенадцатикилометровому пьедесталу, оно несет на себе пики Кабанизма и Ленинград. Еще одна серия «белых пятен» стерта с карты Родины.


На заметку альпинистам:

Здесь сходятся небо с землей
Рассказ об экспедиции в сердце Тянь-Шаня
Погребецкий и Летавет думают о грядущем восхождении
Здесь может пройти не каждый
Трудная вершина Хан-Тенгри
Старик рассказывает о горах Тянь-Шаня
Отдых альпинистов в долине
Пик Летавета. Содержание