Древний ледник впадает в озеро

Уже август.

И вот они шагают по леднику Южный Иныльчек, как по гигантской вздыбленной льдами реке. Ледник живет, движется. Но сколько ни стой, не увидишь его движения. Его можно определить разве что по скалам которые метров на четыреста над нынешним ледником несут на себе рубцы и граниты, отполированные льдами. Там был древний ледник.

Внезапно караван останавливается.

– Ст-о-о-й! – доносится голос авангарда (Летавет, Мухин). – Пути дальше нет. Озеро!

– Откуда? – дивится Гутман. – Не видел никакого озера, а проходил здесь не далее как в позапрошлом году. Впрочем, – добавляет он философски, – Тянь-Шань есть Тянь-Шань.

Поперек пути вода. Много воды. Порогами торчат каменные рифы. После льда всем охота поглядеть на живую воду. С черных, будто обугленных берегов с шуршанием и плеском скатываются камни. Покачиваются на зеленоватой воде айсберги. Кусочек Арктики на широте Неаполя и Батуми.

После тяжелого перехода лагерь засыпает сразу. Утром вместе с вершинами первым пробуждается начальник, чтобы до общей суеты запечатлеть на пленку парочку этюдов. Озеро на фоне Хан-Тенгри – чем плохо? Такого не было ни у кого из фотомастеров. Но Летавет опускает фотокамеру обескураженный. Довольно глубокая впадина, по дну хлипкий ручеек. Па кучах гравия грязноватые льдины. А озеро?.. Видимо, прорвало ночью ледяную плотину и ушло в трещины ледника,

Днем над ледником парит орел. Обладай птица способностью сопоставлять, караван напомнил бы ей походку загулявшего человека. Вот откачнуло от прямой, отбросило назад, снова подало вперед. Иначе нельзя, приходится все время обходить сераки, трещины, тупики.

Только на третий день вышли на ровную, широкую морену, похожую на дамбу. Против впадающего справа ледника Комсомолец вырастает по левую руку стена Тенгри-Тага, разделяющая ледник Иныльчек на Северный и на Южный, по которому идти. Здесь не меньше десятка могучих вершин, то разделенных провалами седловин, то соединенных перемычками, словно руками, положенными на плечи соседей. В центре всей системы уже заметно приблизившийся Хан-Тенгри: резко очерченные грани, идеально гармонирующие с небом и горами. Он не подавляет свою свиту, не загромождает перспективу, как иные столичные высотные здания. Он вырастает из ледника и земли естественно и логично, привлекая и радуя взгляд. На запад от него на общем основании пики Чапаева (6371) и Максима Горького (6050).

Я приобрел модульный паркет косвик +7 495 210 63 60.


На заметку альпинистам:

Трудная акклиматизация на большой высоте
Жуткий холод проник к Альпинистам в палатку
Нарды с тяжелым грузом по рыхлому снегу
Поднимаем вещи веревкой по склону горы
Шуршание полотнищ на сильном ветру
Снег и облака на широком плато
Тяжелый рюкзак Гожева
Пик Летавета. Содержание