Ему пришлось надеть шинель

Осень тысяча девятьсот двенадцатого года застает его в Петербурге. На юноше схожая с юнкерской шинель, офицерская фуражка Военно-медицинской академии.

– Па-прошу господ слушателей, – наставляет ротный, – завидев офицера, первому приветствовать его отданием воинской чести. Завидев же издали шинель на красной подкладке и генеральскую фуражку, не забыть за три шага встать во фрунт перед их превосходительством.

Они, будущие медики, как думалось ему, коллеги таких прославленных русских военных лекарей, какими были Пирогов Или Даль. Почему же тогда помимо анатомички, поликлиник, аудиторий нудная шагистика на плацу, зубрежка уставов? Когда же сокурсник Марковин не отдал с положенной быстротой честь офицеру, тот ударил его шашкой по лицу. Можно ли стерпеть такое, смолчать?

Август участвует в забастовке и митингах. Следуют исключение, «волчий билет» неблагонадежного. Только через год после долгих хлопот Летавет получил студенческий матрикул медфака Первого Московского университета.

Дальше события властно определяют судьбу Летавета. Сначала он полковой врач действующей армии. Потом едет принять Шептуховский участок в далеком углу Курской губернии. Трудные годы. То в одном, то в другом селе вспыхивают эпидемии. С юга угрожают войска кайзера, банды атаманов. Лаконично и точно во время объезда района обстановку обрисовал Летавету кучер Игнат:

– С того края немец, с этого наши, а посередке, в Новой Александровке, холера. От ее и помер наш прежний доктор.

Наступление деникинцев заставило его эвакуироваться в Москву. Памятный девятнадцатый год. В коридорах Наркомтруда встретились два товарища по университету..

– Никак, Летавет? – крепко пожимает ему руку Сергей Каплун. – Но где же кудри русые?

– Сыпняк забрал.

– Где работаешь?

– Приехал за назначением.

– Послушай, Август, а почему бы тебе не взяться за промышленную гигиену? Новое дело, громадные перспективы. Хватка у тебя есть. Работоспособность завидная. Давай «пять» и берись!

Летавет молча протянул ладонь. Еще на медфаке Сергей был вожаком революционно настроенных студентов, верить ему можно.

Недорогая установка душевых кабин: срочный приезд профи.


На заметку альпинистам:

У коллеги трудные условия труда
Летавет читает строки поэта о Николадзе
Когда настали трудные дни августа
В горах не обойтись без пневмокостюма
Путь многих мастеров спорта
Страна под Эльбрусом
Белый снег на хребтах гор
Пик Летавета. Содержание