Горы к югу от Хан-Тенгри

И вдруг она на «той», на синьцзянской стороне? Летавет торопится обобщить наблюдения. Они уже видели ее по меньшей мере с трех позиций: с перевала Тюз, с купола Карпинского, с пика Конституции. Значит, об иллюзии не может быть и речи.

– Вот она – точка, где сходятся все три засечки, – показывает Тимашев на карте Летавету.

– Вижу. Теперь мы ее обложили, как медведя в берлоге.

– Но как же Погребецкий? – всовывает голову в палатку Мухин. – Он же столько лет ходил здесь. Не мог же не видеть он нашей Незнакомки!

– Остается предположить, что наш пик прячется где-то в самой глубине хребтов, – отвечает Летавет. – Топографы туда не доходили. Им это без надобности. А альпинисты?.. Проходили, очевидно, по самой оси хребта и не видели того, что над их головой. Пик-невидимка, так получается.

– Позвольте, позвольте... Ну, конечно же! Те, кто был в декабре тридцать первого на докладе Погребецкого, должны помнить, как он говорил, правда в уклончивых тонах, о чем-то виденном им и очень высоком. К югу от Хан-Тенгри. Однако он отнес его к территории за пределами страны. До нашей экспедиции это оставалось рабочей гипотезой. А гипотезам нет места на схеме.

– Но теперь мы вправе сделать это, – убежденно произносит Тимашев. – Вот здесь место пересечения всех трех засечек. Двадцать километров к югу от Хан-Тенгри.

Когда они вернулись в Москву, побывавший на Хан-Тенгри Евгений Абалаков подтвердил: они тоже видели там что-то внушительное. Но им было не до науки. Срыв Гутмана. Гибель швейцарского альпиниста и друга Саладина. Тяжелые обморожения Дадиомова и Виталия Абалакова.

Подобно Земле, завершившей свой годовой круг и вернувшейся в прежнюю точку орбиты, Летавет снова возвратился на Тянь-Шань. Из альпинистов прошлого года с ним Черепов, Мухин, Рацек. Зато прибавились побывавший с Абалаковыми на Хан-Тенгри Леонид Гутман, опытные высотники Евгений Иванов и Александр Сидоренко, другие восходители.

«Гвардейцы» Летавета спешили. Уже натянуты десять палаток в урочище Тургень-Аксу. Но нервничает, торопит Гутман, заместитель Летавета по спортивной части. Курчавый, с резко выступающими скулами, мясистым носом, Леонид не в первый раз на Тянь-Шане. Знает, с чем его едят. Сам чуть не погиб на Хан-Тенгри.


На заметку альпинистам:

Древний ледник впадает в озеро
Трудная акклиматизация на большой высоте
Жуткий холод проник к Альпинистам в палатку
Нарды с тяжелым грузом по рыхлому снегу
Поднимаем вещи веревкой по склону горы
Шуршание полотнищ на сильном ветру
Снег и облака на широком плато
Пик Летавета. Содержание