Нарды с тяжелым грузом по рыхлому снегу

Еще в Москве Летавет поручил Сидоренко захватить несколько пар лыж. И теперь после снегопада первая лыжня зазмеилась в Небесных горах. Надо перебросить груз к подножию: добрых пятнадцать пудов. А снег па леднике по колено. Выручает смекалка мастерового народа. Иванов с Мирошкиным и Гожевым смастерили нарты из ящиков из-под галет, торжественно водрузили на пробные нарты начальника и с хохотом прокатили по ухабам.

– Обкатка состоялась, – одобрил Летавет.

К утру были готовы трое таких нарт. Первыми ушли участники штурма под руководством Гутмана. С разрывом в сутки вместе с Летаветом вышел второй штурмовой отряд. Впряглись в постромки и двинулись вверх по Звездочке.

– Может, пошлем кого-нибудь вперед торить тропку? – предложил Летавет.

– Лишняя трата времени, Август Андреевич, – откликнулся Мухин.

Его поддержали несколько голосов:

– Сколько уже здесь протопали. Пройдем, как по тротуару.

Первым тянет Мухин, двое подталкивают сзади.

Скользят сносно. И как это Мухин находит дорогу? Видно, знает, ведет уверенно. Опытный альпинист. Со стажем. На десятках вершин побывал. И горнолыжник он, и байдарочник. Выносливый, знающий, уверенный в себе. Всегда уверенный, даже чересчур.

Стало жарко. Не легко тянуть по снегу, который еще не смерзся, многопудовый груз.

Санный цуг вдруг резко останавливается. Что за черт? Прошли всего метров пятьдесят. Летавет вскидывает голову. Где же Мухин?

Впереди только постромки на снегу. И дыра...

– Осторожно. Не подходить к краям – здесь трещина, – спешит предупредить Летавет. Сошли-таки с тропы. А еще спорили.

– Мы только что видели над снегом его голову и руку! – кричит Черепов. – Только что! Он повис на лямке и соскользнул под снег.

Ясно: потерял сознание. Иначе бы задержался.

Черепов быстро обвязывается и осторожно подползает к краю:

– Витя!

– Тя-а, – гулко ухает из ледника. Значит, глубоко.

– Слышишь меня, Ви-тя? Ви-тя?

– Тьма кромешная, – обертывается Черепов. – Со света ничего не различаю. Не откликается.

– Давайте факел!

– Скиньте веревку!

– Надо спуститься к нему.

– Да тише вы! – останавливает Черепов. Он различает стон... Невнятные слова... – Август Андреевич, я слышу: он стонет.

– Значит живой! Просит спустить веревку. Живо, конец!

Смотрите инструкцию по ремонту своими руками снегоуборщика и другой техники.


На заметку альпинистам:

Поднимаем вещи веревкой по склону горы
Шуршание полотнищ на сильном ветру
Снег и облака на широком плато
Тяжелый рюкзак Гожева
Десять условий трудного восхождения
Гутман и Летавет идут по трудному леднику
Исследователи перед восхождением на горную вершину
Пик Летавета. Содержание