Отдых альпинистов в долине

С нескрываемым восхищением наблюдали путники за поваром дунганской харчевни. Весело подмигнув заезжим гостям, он подбрасывал в воздух тесто жестом манипулятора, вращал его, и вот уже бесформенный ком превращался в сотню аппетитных нитей азиатской лапши.

– Ходи, позалюста! – повар подает миску и палочки, вилки и нож здесь не в ходу. Палочками изволь управляться даже с лапшой.

– Айда теперь в ашхану!

Низкий зал с застеленными кошмой нарами. Надо научиться сидеть поджав ноги. «Отличная тренировка для голеностопов, – бросает Летавет. – Пригодится на осыпях». Чалмы, бараньи шапки, чапаны из верблюжьей шерсти. Клиенты поднимают головы. Вежливо здороваются. По-киргизски, по-уйгурски, дунгански, узбекски.

Для начала – по пиале кумыса. Киргиз сует в кожаный мешок-чанаш пиалу. Один аллах ведает, когда ее мыли. Скорее всего, когда вынимал из печи гончар...

Зато еда отменная. И суп шурпо, и пирожки-манты, и пилав.

В парке неподалеку от старинной церкви Семиреченского казачьего войска с ними раскланивается высокий тощий человек с острой бородкой, в клетчатых гольфах и киргизском акколпаке:

– Калесник Станислав Викентьевич.

Новый знакомый возглавляет большую гляциологическую экспедицию. Ее цель – ледник Петрова в его взаимосвязях с системой Карасайского оледенения.

Калесника интересовали ледники. Летавета – перевалы и вершины. Сошлись на том, что одно другому не помешает. Ехал же Ошанин собирать коллекцию чешуйчатокрылых, а добавил в нее, как-никак, ледник Федченко, целую ледяную реку в семьдесят верст с лишком.

А сам Федченко? Изучал паразита ришту, а открыл высшую точку Заалайского хребта, более семи тысяч метров над уровнем океана. В его времена у нас не знали более высоких.

Да, альпинисты, забираются туда, куда не всегда добраться гляциологу. А мир открытий поистине неисчерпаем. Уверял же авторитетный «Географический словарь» Джонстона: существование глетчеров на Кавказе «недостоверно». Между тем альпинистски настроенный Буш обнаруживает тридцать лет спустя сто ледников только в Домбае и Архызе. А кто как не альпинисты открыли целое море льдов у хребта Академии наук!

Слушая Калесника, Летавет вспоминает и свой памирский поход.


На заметку альпинистам:

Яркие цвета Средней Азии
Солнце съедает метровый снег
У врат тысячелетних тайн
Много гор в истоках Иныльчека
Крупный пик к западу от Хан-Тенгри
Яркая звезда на черном небе
Мы достигаем верховье Талдысу
Пик Летавета. Содержание