Исследователи перед восхождением на горную вершину

«Ширина ствола ледника». «Образующие обширную интрузию граниты и гранодиориты», – вписывает словно взятые из учебника фразы Летавет, а перед ним, в тихом дворике Кропоткинской улицы, вновь и вновь возникают горы, которые всегда с тобой, восходитель... Моменты раздумий и решений: посылать или не посылать на неведомую вершину самых молодых? Он переживает вновь острое чувство тревоги, как тогда, когда исчез Мухин, вернулись Гожев с Мирошкиным, и он узнал, что где-то над морем облаков притулилась палатка и в ней трое. Ты уверен в тактическом мышлении Гутмана, железных мышцах Иванова, веселой храбрости Сидоренко? Уверен! Но если в спринте молодость – преимущество, то на десяти тысячах – недостаток. А на здешней кокшаальской дистанции побольше трудностей, чем на марафоне. А все трое азартные парни. Но он им доверился, и они не подвели.

В отчете поставлена последняя точка. Но и теперь не хочет отстать от него Тянь-Шань. Стоит перед глазами похожий на присевшего перед прыжком хищника хребет с поразившей их тигриной расцветкой. И пепельные, изумрудные ледники свисают с пиков. И гигантская пила восточного гребня...

Годом спустя вместе с Евгением Абалаковым и Андриешиным Летавет ненадолго попал в Заилийский Алатау, недалекий от Алма-Аты уголок Тянь-Шаня, ставший ныне вторым в стране центром подготовки альпинистов. Друзья совершили траверс четырех пиков отрога Новый, «передвинули» на километр перемычку между ледниками, «удлинили» протяженность одного из них – Богатыря и уточнили, что впадает оп не в глетчер Корженевского, а в глетчер Шокальского. В общем, и сами походили и географов уважили.

Не привелось больше побывать Летавету на хребтах Тенгри-Тага и Кокшаала. Трудное время пережила наша страна. Не обошла лихая година и друзей Августа Андреевича. На опаленной боями Псковщине погиб танкист Гутман. Был тяжело ранен славный партизан Женя Иванов, спустивший под откос семь эшелонов и подорвавший два завода да четыре моста.

Но и в разгар трудных боев приходили к Летавету вести, которые наполняли радостью сердце альпиниста. В 1943 году один из его учеников – Сидоренко в числе специальной группы снял с Эльбруса штандарт со свастикой. А в дни Сталинградской битвы топографы экспедиции П. Н. Рапасова сообщили ему из Ташкента: отметка «вашего» пика не 6900, а 7439,3. На полкилометра выше Хан-Тенгри. Да это же новый семитысячник – второй по высоте в России, самый северный на планете. В ознаменование года, когда мы погнали захватчиков, предлагаем назвать вершину пиком Победы.


На заметку альпинистам:

Год на высокогорном мраморном хребте
Экспедиция на гребне горы
Ходит ли в горы умный
Результаты предпринятой тянь-шаньской экспедиции
Перед восхождением научной экспедиции на пик
Восхождения без рекордов
Летавет встречает героев вершины
Пик Летавета. Содержание