Поднимаем вещи веревкой по склону горы

Веревка уползает. Все ползет. Остановилась.

– Витя! Принимай. Не дошла?.. Мы же выдали всю длину, двадцать метров, а она не дошла.

– Ого! Высота пятиэтажного дома.

– Надвязывай вторую, – торопит Сидоренко. – Не спуститься ли мне, Август Андреевич?

– Пока не вижу необходимости. Посмотрим, сможет ли он действовать сам.

Веревка дернулась. Ага, обвязался! Еще раз. Вот веревка пошла «волнохг». Подает знак тянуть. Теперь осторожно, не ударить чтобы Мухина о выступы. Вот показалась голова. Без шапки, глаза закрыты. Что-то произносит, не понять, что. Все уже хлопочут. Палатка натянута. Мешок разостлан. Синим пламенем затеплилась кухонька.

Мухин сплевывает на грудь осколки зубов, снова затихает. Летавет в раздумье. Его обступают альпинисты.

– Как у него дела, Август Андреевич?

– Могло быть, конечно, хуже. Но и так достаточно скверно. В нижней челюсти перелом. Может быть, повреждена и верхняя. Удивляет меня другое: как он в таком сумеречном состоянии сумел по всем правилам обвязаться «беседкой»?

– Автоматизм. Инстинкт альпиниста.

– И самосохранения.

Летавет снимает с себя заскорузлую штормовку, засучивает рукава свитера. Обтирает руки снегом, выливает на ладони спирт.

– Так-так, – приговаривает он, успокаивая не столько Мухина, сколько самого себя. Дай бог памяти – лекции по челюстно-лицевой хирургии он слушал у Спижарного и Мартынова четверть века тому назад.

Наконец говорит:

– Пусть кто-нибудь вырежет жестяные скрепочки.

– Из консервной банки подойдут?

– За неимением других. Только хорошенько прокипятить.

Теперь самое время вспомнить, как был ты, Летавет, братом милосердия в госпитале первой мировой войны и военфельдшером Трубинского околотка. Не имея под рукой почти ничего, возводил оборону против невидимого противника. И как тогда, нет стерильного инструмента, опытной хирургической сестры, чистоты операционной. Есть больной и есть ты – врач, который давно никого не врачевал.

– Будем действовать, – только и произносит Летавет. Он прощупывает хрустящие раздробленные кости, соединяет концы поврежденных мышц, загоняя в лицо грубые накладки, вроде тех, которыми скрепляют поломанные в походе лыжи.

Блюдо рецепт холодца http://www.teleorakul.ru/holodec-recept с фото.


На заметку альпинистам:

Шуршание полотнищ на сильном ветру
Снег и облака на широком плато
Тяжелый рюкзак Гожева
Десять условий трудного восхождения
Гутман и Летавет идут по трудному леднику
Исследователи перед восхождением на горную вершину
Год на высокогорном мраморном хребте
Пик Летавета. Содержание