Гутман и Летавет идут по трудному леднику

Невеселые дела: пальцы у Саши побелели. Иванов укрывает его потеплей. Гутман оттирает ногу. Запасным носком, варежкой, рукой. Иванов уходит чуть выше, чтобы определиться, Гутман все трет, а нога не теплеет. Захрустел фирн, посыпались камни, возвращается Иванов.

– Ну как, Женя?

– Мы уже вроде у верхней точки.

– Почему «вроде»?

– Трудно разобраться. Гребень весь заснежен. Все бело, не разглядеть. Дальше туман.

– Оттирай вторую ногу... Согрелась? Тогда все наверх.

Теперь последнее усилие. Как трудно побороть сковывающие тебя усталость и безразличие. Но Гутман хорошенько вглядывается в мир меж землей и небом. Он различает, как к востоку, в сторону Хан-Тенгри, горы мельчают. А к югу виднеется вдали что-то очень высокое. Как огромный нож. Как белый клинок над белым хребтом. Вопрос – что?

Теперь скорее вниз, добраться в темноте до палатки, плюхнуться в мешок и, забываясь во сне, пробормотать: «Сделали» стену. Взошли! Черт с ней, с высшей точкой Тянь-Шаня, если она вообще существует».

Они назвали вершину «Пик Двадцатилетия комсомола», ибо все трое были комсомольцами и взошли на нее в юбилейный для комсомола год.

В Москве каждый с головой погрузился в свои обычные дела с ощущением, что лето прошло не зря. Снова придется браться за рейсфедер картографам, гляциологам, геоморфологам... наносить название новой вершины, где-то помечать, что неправ был Мерцбахер, что на Тянь-Шане обнаружена вершина, намного превосходящая Хан-Тенгри. А в этом вот квадрате изобразить ледник Звездочку, который до экспедиции Летавета наблюдали только издали; теперь же он пройден от порождающих его фирновых бассейнов до устья у Иныльчека.

Летавет аккуратным почерком вписывает в отчет лишенную эмоций фразу: «Общая протяженность ледника Звездочка 20 км. Простирание с ЮЮВ на ССЗ. На границе между верхней и нижней частью резко изменяет направление, почти под прямым углом». (До экспедиции 1938 года существовало неправильное представление как о направлении Звездочки, так и о действительной ее протяженности. Участники украинских экспедиций с ледника Южный Иныльчек не видели закрытую высоким, под 6000 метров, контрфорсом верхнюю часть ледника.)

Отчет Летавета суховат и деловит, подобно военному рапорту. Но разве и здесь не было битвы и ран? Лежит в Институте травматологии Мухин, поправляется («консервные банки» Летавета сохранили-таки ему лицо), у Сидоренко ампутировали в институте Склифосовского два пальца на ноге.


На заметку альпинистам:

Исследователи перед восхождением на горную вершину
Год на высокогорном мраморном хребте
Экспедиция на гребне горы
Ходит ли в горы умный
Результаты предпринятой тянь-шаньской экспедиции
Перед восхождением научной экспедиции на пик
Восхождения без рекордов
Пик Летавета. Содержание