Страна под Эльбрусом

Посасывая карамельку, вы затягиваете утром постромки кресла «Ту-104» и в тот же день можете защелкнуть лыжные крепления на слаломном спуске горы Чегет. И когда едешь в чуть покачивающемся кресле канатной дороги, видишь на уровне локтя сам двуглавый Эльбрус.

В дни молодости Летавета на этот путь уходило четверо суток, а то и вся неделя. Но в туризме быстро – еще не значит хорошо. Право же, не только те, кто, подобно Пушкину и Лермонтову, добирались в горы на перекладных; еще и Летавет в двадцать седьмом году мог увидеть в пути куда больше, чем иные из нынешних «экспресс-туристов».

...Двор нальчикской турбазы. Толпятся у фанерного щита с написанными от руки объявлениями: «Ищу попутчиков на предмет перехода через Твибер. Располагаю палаткой-полудаткой, ледорубом, пудом манки»; «Меняем бурку на восьмизубые кошки и ледовые крючья»; «Вазму двох турыстов у подводу на Урусбиево».,,

Гомон. Толчея. Хохот. Люди разных национальностей. Ну чистая Сухаревка времен нэпа, хотя здесь меньше всего думают о коммерции. Пожалуй, двор нальчикской турбазы похож на восточный караван-сарай. Здесь спрос на все: проводников и сухой спирт, ишаков и кошму для стелек, попутчиков и галеты. Мелькнул альпинист из Вены в шокирующих горцев замшевых порточках выше колен. Солидно обсуждают состояние перевалов два балкарца из Приэльбрусья. Летавету уже показали на сухощавого, в круглой бараньей шапке Сеида Хаджиева: он водил на вершину Эльбруса самого Сергея Мироновича Кирова. Рослый Юсуп Тилов идет с немецкими альпинистами в Безенги. Там Дыхтау, Коштантау, целых четыре пятитысячника Кавказа! В Альпах такого не имеется.

На базе богатый ассортимент русских и иностранных карт и справочников. Но лучше всего посоветоваться с тем, кто спустился с Эльбруса. Например, с инженером Раковским. Он оглаживает прокуренные моржовые усы, сдвигает плотно обтягивающую голову сванскую шапочку-пак, показывает рукой на связанные проволокой деревянные щиты.

– Это тоже переправим на Эльбрус, будем строить приюты. Но вам ждать нас нет смысла. Буду еще выбивать цемент, паклю, стройматериалы. Правда, это далеко не альпийский отель, даже не шале. Но характер у старика Эльбруса, сами знаете, не из покладистых. А тут, на отметке «4250» всегда найдете крышу над головой. Когда сами наверх предполагаете?

– Никак не добьюсь ясности в здешнем Автопромторге. Какой уж день «завтраками» кормят.

– Не в них дело. Дороги в горах, как говорится, «пронеси, господи». А тут еще непогода... Мой вам совет: двигайте-ка подводой. Это уже наверняка. Подводчика на завтра сосватаю.

Вы, туристы из сегодня! Вы, пролетающие в клубах шли по асфальту, успевающие на всем стокилометровом пути приметить сквозь стекло автобуса лишь хрустальный каскад Баксан-ГЭС, дыры пещер над урезом реки, а более основательно осмотреть разве что ресторан «Эльбрус» в Тырныаузе! Вы экономите не только время, но и понимание окружающего.

А тогда Летавет не спеша трясся на подводе. Гладь Большой Кабардинской равнины теснят надвигающиеся, подобно наступающему воинству, хребты. Вот и первая возвышенность, увидев которую подводчик бросает несколько звуков, вроде «хр… кх… ур». Не уловишь сразу слова в гортанной, взрывчатой речи. Оказывается, это гора Харакора, что значит «Собака и свинья». В самом деле, похоже. Разлеглись над длинным селом Заюково огромные животные.

Кони, похрапывая, вносят подводу в теснину. Уходят вниз от колес отвесы желтых известняков. Словно резонатор, усиливают они глухой грохот Баксана. Река работает, как тысячи оркестров. А дорога то петляет под навесом скал, то подвесит над пропастью колесо. «Есть куда падать», – посмеивается подводчик. Тряска такая, что может начаться морская болезнь либо одно из знакомых Летавету заболеваний, которому подвержены работающие в условиях вибрации.

А путешественник доволен. И Нальчик, и этот гарцующий навстречу всадник в бурке колоколом, и старик в белой войлочной шляпе, величественно восседающий на крупе ишачка, – все внове, все радует. И это лишь предисловие, самое начало гор.

Детальное описание транспортерная лента у нас.


На заметку альпинистам:

Белый снег на хребтах гор
На санях между Сваном и Ушбой
Год пути до Ушбы
Летавет на горах Сваны
Здесь живет большая часть народа
Молнии над селением Кавказа
Вершина на главном пути Николадзе
Пик Летавета. Содержание