Три увлекательные поездки в Перу

Недавнее землетрясение, а они бывают здесь каждые три дня, было грозным напоминанием о продолжающемся геологическом созидании Анд, южноамериканского участка Тихоокеанского огненного кольца. Узкие врезы ущелий делят Кордильеры Перу на полосы высоко поднятых равнин и хребтов. Геоморфология считает, что «Анды Северного Перу, к которым принадлежит Кордильера Бланко, один из наиболее сложных участков Андийских Кордильер» (Е. Н. Лукашева).

...Последний на пути поселок Тумпо у подножия Уаскарана, завтра на штурм. Походили-таки на своем не очень еще долгом веку по горам Кавуненко с Романовым. Тридцать шесть вершин только высшей категории трудности у Кавуненко на Большом Кавказе, Памире, Тянь-Шане, в Альпах. Пятнадцать из этих маршрутов пройдены впервые. В связке с непревзойденным «тигром Кавказа» Михаилом Хергиани занимал он первое место на матче четырнадцати стран. Высокий, гибкий, 149 темноглазый, как и подобает одесситу, – ценящий хорошо посоленную шутку.

Невысокий, тихий Романов – коллега Летавета по Академии медицинских наук, с той, правда, поправкой, что Август Андреевич был тогда и многие годы академиком-секретарем одного из ее отделений, кандидат медицины Романов – ученый секретарь отдела координации научных работ. Не раз был чемпионом и призером чемпионатов Москвы и России. По сложнейшим маршрутам восходил на Хан-Тенгри, пики Маркса, Энгельса, Корженевской.

И три альпиниста кладут цветы к памятнику скорби, на том месте, где страшная ярость подземных сил настигла четырнадцать чехословацких друзей. Русские спортсмены стаскивают вязаные колпачки. Минута молчания. Вечная вам память, Вилем, Милан, Зденек, всем вам, братья.

Но, что это за наваждение... Недаром говорят о молодости Андийской горной системы, о продолжающемся ее формировании. Несколько дней назад промаркировали альпинисты во время разведки маршрут, сегодня ничего нет от их меток. И ночью будит адский грохот, толчки. Метрах в двух от палатки зияет, дышит могильной сыростью свеженькая трещина.

Но двадцать третьего августа андийский ветер развернул полотнище первого русского стяга над Уаскараном. «Восхождение посвящаем памяти жителей Юнгая, погибших от обвала с этой вершины».

И – подписи.

Годы уже не позволяют Летавету покорять вершины, предпринимать дальние экспедиции. Но он живо интересуется тем, как живет и здравствует родное ему племя восходителей,

Статистика может взять на заметку многое. Чуть ли не все на свете. Бесстрастно отщелкивающие компьютеры производят за доли секунд непостижимое число подсчетов. Но и они не могли бы назвать, хотя бы в приближении, всех тех, кому щедрой рукой раздавал Летавет знания, сердце, душу. И это не только студенты, аспиранты, докторанты института усовершенствования. Еще больше тех, кто раскрывают какой-то из учебников, монографий, воспоминаний о путешествиях, на корочке которых стоит «А. Летавет».


На заметку альпинистам:

Предисловие
К первой вершине из многих
Здесь рядом был город
Я изучал латынь в гимназии
Ему всегда нравился август
Дружба с поэтом полная волнений
Ему пришлось надеть шинель
Пик Летавета. Содержание