У коллеги трудные условия труда

Месяц спустя выехал он обследовать условия труда зольщиков на подмосковной электростанции «Электропередача». Под сводами полуосвещенного тоннеля духота, угар, носоглотку забивает взвешенная в воздухе зола, глаза слезятся от газа. Навстречу кочегары катят тачки с золой. Опущенные головы, блестящие от пота обнаженные спины, надрывный кашель.

Летавет решил обратиться к Г. М. Кржижановскому. Тот выслушал с интересом, обещал помочь. Последовавшее затем сокращение рабочего дня для рабочих вредных профессий показало молодому инспектору, что и до его дела доходят руки у правительства, которое не случайно зовется рабоче-крестьянским.

Коллега Летавета по медицине А. Цессарский рассказал о начальном этапе пути ученого, когда Август Андреевич изучал, «как осуществляется теплообмен между человеком и средой в горячем цехе». Ведь работающий человек и сам является источником тепла. За час организм вырабатывает его столько, что можно вскипятить три литра воды. А тут еще высокая температура окружающей среды. Куда и сколько человеку отдать тепла, чтобы его организм не перегревался?..

«Помимо всего прочего, судьба счастливо сводила меня с замечательными людьми», – вспоминает Август Андреевич. В гигиене труда для него таким наставником станет Вячеслав Александрович Левицкий. В историко-биографическом атласе «Ленин» на план Москвы нанесен схематично изображенный домик. Здесь, в одном из ведущих к реке Ростовских переулков, бывал

Владимир Ильич у доброго друга всей семьи Ульяновых врача Левицкого.

Портрет его поныне глядит на вас со стены лаборатории промышленного микроклимата, которую после Левицкого и Летавета возглавила коллега п жена Августа Андреевича, доктор медицинских наук Александра Евдокимовна Малышева.

...Тридцатые годы. Страна подымает металлургию.

Левицкий: Мы уже касались с вами, мой молодой коллега, проблемы тепла. Я уверен, что Веесенха не ограничится восстановлением того, что имели Гужон, Юз, Путилов, Продамет, иные заводчики. Товарищ Серго держит совет с Павловым, Бардиным, Курако. Лозунг «Даешь металл русской марки» значит и новые, повышенные мощности.

Летавет: Мы уже включили в план тему «Теория влияния лучистого и конвекционного тепла». Собраны первые материалы в цехах. Но их еще мало. Представьте себе, Вячеслав Александрович: металлургия насчитывает, судя по археологическим источникам, не одно тысячелетие, а нет не только действенных средств борьбы с профвредностью, но хотя бы сводных данных по климату горячих цехов.

Левицкий: Вы лично уже продвинулись, милейший мой Август Андреевич, дальше, чем весь корпус фабричных инспекторов Российской империи. Мы уже можем дать, пусть в первом приближении, совершенно конкретные рекомендации и промышленности и медицине.

А ваши предшественники? В вашей памяти, без сомнения, не могли не запечатлеться и купринский «Молох», и «Тоннель» Келлермана. Ведь это же, равно и многие главы романов Золя, – настоящий обвинительный приговор капитализму. Но пока не грянула социалистическая революция, не были экспроприированы экспроприаторы, условия труда не менялись, да и не могли измениться. Ваше резюме, – он показал подчеркнутые красным карандашом абзацы летаветовского доклада, – свидетельствуют о фундаментальном значении ваших выводов.

Летавет удовлетворенно хмыкнул... Они уже установили, что в тепловом спектре металлургических цехов преобладает инфракрасное излучение. Значит, будем изыскивать способы воздействия прямо на него. Оградим тех, кто варит чугун и сталь, которые газетный репортаж тех лет называл «позвоночным столбом индустриализации».


На заметку альпинистам:

Летавет читает строки поэта о Николадзе
Когда настали трудные дни августа
В горах не обойтись без пневмокостюма
Путь многих мастеров спорта
Страна под Эльбрусом
Белый снег на хребтах гор
На санях между Сваном и Ушбой
Пик Летавета. Содержание