Рассказ об экспедиции в сердце Тянь-Шаня

А в этот час блаженства, отдыха, умиротворенности словно вонзается в память и в сердце игла расставания. Рассказывал же Рерих о письменах у подъема на один из тибетских перевалов, подъема, отмеченного пунктиром скелетов: «Научились ли вы радоваться трудностям?»

Летавета научил этому Тянь-Шань.

Он мечтал об этих горах еще в те годы, когда все помыслы географов и альпинистов сходились, как в фокусе, на Памире. Отдал ему дань и Летавет. Но однажды в уютном особняке Дома ученых он услышал доклад об экспедиции к Хан-Тенгри, откуда только что вернулся альпинист Погребецкий.

Высокий, подчеркнуто прямой, Михаил Тимофеевич рассказывал об эпопее борьбы за величайшую, как тогда считали, гору Тянь-Шаня. Это была не первая экспедиция на Хан-Тенгри, но сейчас русским спортсменам удалось то, чего не смогли свершить не только исследователи Императорского Русского географического общества и Военно-Топографического депо, но и асы мирового альпинизма, чьи альпийские союзы насчитывают богатую историю и кто с гордостью именует себя «академическими». То, что встречали исследователи на Тянь-Шане, повергло их в трепет. Вот три свидетельства из сотни.

Готфрид Мерцбахер – великолепный альпинист и исследователь гор (1843 – 1926), за свою книгу о Кавказе удостоенный Мюнхенским университетом звания доктора наук. Четыре его труднейших экспедиции на Тянь-Шань вошли в летопись мировых географических открытий: «Даже наблюдатель, видевший самые высокие в мире горы Гималаи, Каракорум и т. д., невольно испытывает чувство изумления и восхищения при виде величайших гор на южной границе долины Иныльчек».

Николай Николаевич Михайлов, географические книги которого знают далеко за пределами родной страны, в тридцатые годы был участником маленькой отважной экспедиции, снаряженной в сердце Небесных гор журналом «Знание – сила»: «В горах залегала безвестность, а значит ужас. Китайская ученость остановилась перед горной страной в мистическом страхе – «Здесь трудно избежать смерти».

А вот документальный отчет топографов: «Хребет нигде не доступен и всюду покрыт вечным снегом. Наука будет делать открытия в Центральном Тянь-Шане, исследует ледники, разроет недра земли в поисках разных богатств, но наука не победит природы Тянь-Шаня, и эта природа будет защитой номадов от напора цивилизации, а в далеком будущем они останутся живыми памятниками первобытного человечества».

Смогут ли русские спортсмены осуществить то, что не удалось их многоопытным предшественникам? Время ответило на этот вопрос утвердительно. Хотя на то, чтобы «разрубить» тянь-шаньский «узел», уйдет три десятилетия.


На заметку альпинистам:

Погребецкий и Летавет думают о грядущем восхождении
Здесь может пройти не каждый
Трудная вершина Хан-Тенгри
Старик рассказывает о горах Тянь-Шаня
Отдых альпинистов в долине
Яркие цвета Средней Азии
Солнце съедает метровый снег
Пик Летавета. Содержание