Изучение принципов динамики

Работы Лагранжа и Лапласа современники связывали с актуальными философскими проблемами. Даламбер определял предмет космологии в «Энциклопедии...» как знание о мире, раскрывающее «часть общих законов, коими управляется Вселенная». Каждый новый факт астрономии, представлявший недавно загадку и получивший затем строго научное разъяснение, сразу же становился достоянием материалистического учения о законах природы, развиваемого французскими просветителями. Фундаментальные результаты исследований Лапласа были включены в его пятитомную «Небесную механику» и еще более категорически, чем у Лагранжа, утверждали, что планетам солнечной системы на протяжении миллионов лет не угрожает катастрофа. Лаплас не в меньшей степени, чем Лагранж, был выразителем духа рационалистического века Просвещения. Наиболее четко выкристаллизованная формула механического детерминизма XVIII в. содержится в следующих знаменитых строках Лапласа: «Ум, которому были бы известны для какого-либо данного момента все силы, проявляющиеся в природе, и относительное положение всех ее частей... обнял бы в одной формуле движения величайших тел Вселенной наравне с движениями легчайших атомов: не осталось бы ничего, что было бы для него недостоверно, и будущее так же, как и прошедшее, предстало бы перед его взором».

Все явления природы – капиллярность, теплообмен, химические процессы, мышление – Лаплас пытался объяснить на основе закономерностей механики.

Существует рассказ о том, как Наполеон, просмотрев трактат Лапласа «Небесная механика», преподнесенный ему автором, поинтересовался, почему в книге нет упоминаний о боге, тогда как у Ньютона богу отведено значительное место. «Гражданин Первый консул, в этой гипотезе я не нуждался», – ответил Лаплас.

Еще Даламбер в середине XVIII в., стремясь последовательно реализовать требования рационализма при построении системы динамики (механика была фундаментом естествознания той эпохи), искал пути сведения этой науки к наименьшему числу наиболее ясных и разумных принципов.

«С давних пор намеревались, и даже не без успеха, выполнить по отношению к математике некоторую часть того плана, который нами только что намечен: алгебру удачно применяли к геометрии, геометрию к механике и каждую из этих трех наук ко всем остальным наукам, основанием и фундаментом которых они являются. Однако при этом не заботились ни о сведении принципов этих наук к наименьшему числу, ни о том, чтобы придать этим принципам всю ту ясность, которой можно было бы желать. Особенно пренебрегали этой задачей, мне кажется, в механике... В настоящем сочинении я поставил себе двойную цель: расширить рамки механики и сделать подход к этой науке гладким и ровным... Одним словом, я стремился расширить область применения принципов, сокращая в то же время их число».

Такое программное высказывание Даламбера приведено во вводной части его «Динамики». Даламбер сделал важный шаг на пути к цели. Он предложил принцип, получивший впоследствии и его имя, который сводит задачи динамики к задачам статики. Но единообразной методики решения всех задач динамики и задач статики он не дал.


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Провёл анализ развития механики, статики, динамики
Темы бесед в кружке Лавуазье
Разносторонняя деятельность Лагранжа во Франции
Отношение учёных к революции во Франции
Влияние прогрессивных событий
Начертательная геометрия Монжа
Дружба Монжа и Бертолле
Бонапарт и научная деятельность института
Жозеф Луи Лагранж (содержание)