На посту директора Академии наук

Антуан Лоран Лавуазье (1743 – 1794) – родился в семье парижского прокурора. Первоначальное образование получил в знаменитом коллеже Мазарини, где когда-то учился Даламбер. Вначале увлекался литературой, но по окончании коллежа Мазарини поступил на юридический факультет университета и окончил его в 1764 г.

Еще в университете Лавуазье самостоятельно начал изучать естественные науки, проявляя интерес к химии, физике и математике. Вскоре он представил Академии наук свой первый научный труд «Анализ гипса».

В 1764 г. Парижская академия наук выдвинула на конкурс тему о наилучшем и наиболее экономичном освещении улиц города. Тема заинтересовала молодого Лавуазье, и он предпринял подлинное научное исследование, результатом которого явился капитальный труд с девизом, взятым из «Энеиды» Виргилия: «...он путь свой отметит огнями». Девиз оказался пророческим – работа была удостоена Золотой медали Академии наук и послужила началом блистательной научной карьеры Лавуазье. Вскоре он был зачислен в кандидаты для будущих выборов академии. В мае 1768 г. Лавуазье был избран членом академии, а затем утвержден в этом звании королем. С 1785 г. он занял пост директора Академии наук (в отличие от почетной должности президента, эта должность была чисто административной).

В это время его интересует теория строения вещества, вопросы превратимости элементов друг в друга. Он постулирует (пока именно так) закон сохранения массы вещества. Лавуазье превратил свой дом в богато оснащенную физико-химическую лабораторию, а его жена стала помощницей при опытах.

В ранних своих мемуарах Лавуазье еще придерживался теории флогистона. Но установленные им факты последовательно развивали его мысль. Он убедился, что горение фосфора сопровождается поглощением воздуха; аналогичное явление обнаружилось и при горении серы. Лавуазье рассуждал правильно, утверждая, что образование окалины при горении металла объясняется аналогичным явлением.

Подобные опыты с прокаливанием металлов делал Роберт Бойль за сто лет до Лавуазье, он также обнаружил увеличение веса металла после его обжигания в запаянной реторте. Но Бойль приписал пламени свойство весомости. М. В. Ломоносов еще в 1744 г. в работе «Размышления о причине теплоты и холода» критиковал точку зрения Бойля, высказав предположение, что увеличение веса сожженного металла происходит за счет «пропущения внешнего воздуха». Более подробно свои взгляды на этот счет Ломоносов не решался опубликовать, делясь в письмах к Л. Эйлеру мыслями, что «может показаться, что даю ученому миру незрелый плод скороспелого ума, если выскажу многие новые взгляды, по большей части противоположные принятым великими мужами».

Лавуазье с величайшей тщательностью многократно проделал такие же, как и Бойль, опыты и пришел к важнейшему выводу: порция воздуха, соединяющегося с металлом, несколько тяжелее воздуха атмосферы, а остающаяся в реторте после обжига часть воздуха несколько легче его (более тяжелая часть – кислород; оставшаяся – азот).

В 1774 г. Лавуазье, английский химик Пристли и шведский химик Шееле почти одновременно и независимо друг от друга сумели выделить свободный кислород. Пристли позже высказал претензии на приоритет этого открытия (проезжая через Париж, он рассказывал о своих опытах Лавуазье). Однако, как справедливо отвечал Лавуазье, одни и те яге факты привели его и Пристли (как и Шееле) к диаметрально противоположным выводам. Лавуазье пришел к полному отказу от гипотезы флогистона, в то время как два других ученых приспосабливались к этой гипотезе. Энгельс указывал: «...Лавуазье смог открыть в полученном Пристли кислороде реальный антипод фантастического флогистона и тем самым ниспровергнуть всю флогистонную теорию».

Сторонниками Лавуазье в борьбе против старой науки оказались физики и математики: Кузен, Вандермонд, Монж и Лаплас, с которым Лавуазье в течение семнадцати лет вел совместные калориметрические и термохимические исследования. Большинство химиков Европы оказывали сильное противодействие новой химии Лавуазье. Лишь постепенно прогрессивные идеи Лавуазье стали поддерживать и развивать его соотечественники: Бертолле, Фуркруа, Гитон де Морво, Шапталь и др.

Тесть Лавуазье стремился вовлечь его в финансовые спекуляции. Лавуазье еще в молодости вошел в Генеральный откуп – компанию финансистов, арендовавших у короля Франции право взимания пошлин и право торговли солью, табаком и вином. В ходе буржуазной революции, в период инфляции, разрухи, блокады, голода откупщики или, как их называли в народе, «королевские пиявки» злоупотребляли своим положением, чем вызывали народную ярость и непрерывные нападки, пока Конвент не предал их трибуналу. Несмотря на ходатайства ученых (например, ходатайство о помиловании от Консультационного бюро искусств и ремесел, подписанное Лагранжем) Лавуазье в мае 1794 г. был гильотинирован вместе со своим тестем и другими откупщиками.

Достижения Лавуазье в области физико-химических наук носили подлинно революционный характер.


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Выступления на Марсовом поле
Жизнь и деятельность Лапласа
Изучение движения планет
Вклад в развитие физики Лапласа
К чему проявлял интерес Фурье с детства
Принцип работы виртуальных сил в трудах Фурье
Перестройка Королевской академии наук
Учёные Королевской академии наук
Жозеф Луи Лагранж (содержание)