Перестройка Королевской академии наук

Парижская академия наук была создана в 1666 г. по инициативе Кольбера – первого министра Людовика XIV, (с 1669 г. Парижская академия наук стала называться Королевской); этот шаг Кольбер сделал под давлением запросов общественной практики: в круг важнейших задач академии входило рассмотрение новых изобретений и открытий. В Парижской академии наук работали выдающиеся иностранные ученые: X. Гюйгенс, О. Рёмер, Д. Кассини; в XVII в. ее членами были французские ученые Ж. Роберваль, Ж. Пикар, участвовавший в знаменитом измерении дуги меридиана, Ф. де Лагир, П. Вариньон, создавший фундаментальный трактат по статике «Новая механика». В начале XVIII в. Парижская королевская академия наук уже была одним из крупнейших научных и просветительных центров Европы.

Структура академии напоминала своеобразную лестницу, на высшей ступени которой находились 12 почетных членов (honoraires), назначаемых королем, как правило, из аристократов – представителей высших сословий. Только им принадлежало право избираться президентами и вице-президентами Академии наук.

На следующей ступени стояли истинные труженики науки, действительные (а не номинальные) члены академии. Их называли членами-пенсионерами. Членов-пенсионеров было 18 человек. Эти места обычно занимали представители «третьего сословия». Правом решающего голоса обладали почетные члены и члены-пенсионеры (pensionnaires).

Далее шла ступень сотрудников (associes) и еще ниже – ступень учеников или, как стали их позже именовать, адъюнктов (adjoints).

По роду занятий все ученые разбивались на шесть классов: геометрии, астрономии, механики, анатомии, ботаники и химии. Геометрами называли в те времена всех математиков, а иногда и физиков, независимо от проблем, которыми они занимались. Позже, в 1780-х годах, по инициативе Лавуазье были организованы новые классы: общей физики, естественной истории и сельского хозяйства.

Были в академии еще две должности, занимаемые учеными: казначея и секретаря. Перед революцией 1789 г. казначеем был Лавуазье, а секретарем – Кондорсе.

Уже при Людовике XIV потребности академии выросли настолько, что король разрешил ей занять обширное здание старого Лувра. Более половины всех сотрудников академии (около ста человек) были выдающимися учеными того времени. Заседания академиков проводились два раза в неделю, по средам и пятницам, во второй половине дня. Эти заседания были закрытыми, посторонние лица могли прийти туда с докладами лишь по рекомендации секретаря академии. Наука в те времена была вне критики: считалось, что от этого выше ее престиж.

Раз в год – обычно это было в первый пасхальный понедельник – происходили публичные торжественные заседания академии. Король внимательно следил за тем, чтобы академики участвовали в заседаниях, а тех, кто пропускал заседания более двух месяцев кряду, выводил из состава академии.

То, что не разрешалось широкому кругу лиц, разрешалось аристократии и придворным. В то время было модно присутствовать на демонстрации опытов или на сенсационных докладах ради развлечения и «приобщения к учености». Например, в 1777 г. Лавуазье демонстрировал опыты с углекислотой австрийскому императору и толпе придворных. В 1781 г. на открытом воздухе в саду академии проводились опыты по совместному исследованию Лавуазье и Лапласа для измерения коэффициента теплового расширения твердых тел, а через год там для русского престолонаследника Павла показывались опыты, демонстрирующие природу обоняния.

В функции Академии наук входило рассмотрение и составление отзывов на технические предложения и изобретения, так как патентного бюро в то время не было. Запросы обновления и расширения производства оказывали сильное влияние на деятельность Академии наук, первоначально возникшей из стихийно сложившегося научно-технического общества ученых и изобретателей. Академия наук ежегодно объявляла конкурсы, на которых предлагалось решить ту или иную актуальную проблему; так, в середине XVIII в. был объявлен конкурс на изобретение судового движителя, дополняющего действие весел или ветра. В этом конкурсе участвовали Д. Бернулли и Л. Эйлер, предложившие, в частности, проект гидрореактивного судового движителя. Только лет через 20 – 30 в Европе появились первые попытки применения парового двигателя для передвижения речных судов.

В конце XVIII в. во Франции возникла необходимость наладить собственное производство стали, что дало бы возможность отказаться от ввоза английской стали. Специальная комиссия, куда входили Бертолле и Вандермонд, дала заключение о качестве первого отечественного металла. Монж принял участие в разработке научных рекомендаций металлургам-практикам. Академики консультировали устройство «огненной машины» Ньюкомена. После запуска аэростата братьями Монгольфье в 1783 г. интерес к воздухоплаванию во Франции вырастает в проблему, заинтересовавшую Академию наук, а в 90-е годы Л. Карно использовал аэростаты в военных целях.


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Учёные Королевской академии наук
Академики – участники политических событий
Членский состав Академии наук
Реформы школьного и высшего образования
Трактат о воспитании Лепелетье
Открытие школ нового типа
Деятельность политехнической школы
Введение в консерватории искусств и технических наук
Жозеф Луи Лагранж (содержание)