Разносторонняя деятельность Лагранжа во Франции

1787 г. в творчестве Лагранжа был в некотором смысле переломным. Он только что закончил работу над рукописью величайшего своего творения – «Аналитической механики». От перенапряжения, от резкой перемены обстановки он впал в депрессию. В его замкнутый мир механика и математика вдруг хлынул могучий поток всеобъемлющего учения энциклопедистов – революционеров во многих областях естественных знаний. Узкая дорога, уводящая в глубины абстрактной математики, – дорога, по которой шел Лагранж, – не позволила ему наблюдать обширный мир явлений физики, химии, биологии, медицины, не говоря уж об экономических и социальных проблемах, волновавших ученых Франции, и его начала угнетать узость своих воззрений. Наступило некоторое разочарование в математике и механике, период переоценки ценностей. Это началось раньше, в Берлине, откуда он писал Даламберу: «Я начинаю чувствовать силу моей инерции, которая понемногу увеличивается, и я не могу сказать с уверенностью, что в течение будущего десятилетия я еще буду заниматься математикой. Мне кажется, что руда слишком глубока или, по крайней мере, можно открывать только разорванные жилы и часто надобно прекращать работу. Химия и физика представляют ныне гораздо более сокровищ, и открытие их гораздо легче. Поэтому в наше время все обратились к этим источникам».

Однако это состояние не было полной апатией. Активно работающая мысль Лагранжа с математики переключилась на другие предметы: его увлекала философия, история, медицина, лингвистика. Он отдавал им весь досуг. Более двух лет он не притрагивался к своей «Аналитической механике», относительно переиздания и дополнения которой у него позже появилось много идей.

Особенно увлекала Лагранжа химия. Занятия химией приносили ему огромное удовлетворение, он даже сравнивал эту область естествознания с алгеброй по достоверности и надежности научного языка, образов и моделей. Эти естественнонаучные занятия Лагранжа были столь серьезными, что нашумевшее сенсационное произведение «Система природы», автор которого скрывался под псевдонимом, многими приписывалось именно ему. Лишь позже было установлено, что автором этой ярко материалистической книги был Поль Гольбах. Но даже до сих пор существует мнение, что отдельные фрагменты книги были созданы автором ранее, чем основная часть, при участии Лагранжа и Дидро.

Однако в литературе встречается и другая точка зрения о его интересах того периода. Чаще всего авторы биографических очерков рисуют нам образ математика, отрешенного от политических событий и проблем той страны, в которую он попал и где оставался чужим, безразличным к общественным изменениям и преобразованиям, совершаемым мирным или революционным путем, к философским и экономическим воззрениям. Вот одно из высказываний подобного рода: «Он служил сперва самодержавному Фридриху Великому в Берлинской академии наук, отдав там науке около 20 лет своей жизни. Он служил потом революции 1789 г. во Франции, а умер на службе Наполеона, получив звание сенатора и графское достоинство. Он не был привязан ни к одной из властей, оппортунистически приспособляясь ко всем. Но он не мог сказать и честно не сказал, что он кого-либо любил страстно и кому-либо сделал заметное добро. Он прошел через жизнь в эгоистической замкнутости, в созерцательном самозабвении ученого, погруженного в свои замыслы».

Этот фрагмент, конечно, сгущает черные тона. Даже скупые сведения о разнообразной деятельности Лагранжа во Франции разрушают вывод об «эгоистической замкнутости» математика Лагранжа. Его новые коллеги и друзья шаг за шагом вовлекали его в различные сферы деятельности, ранее чуждые ему.

Например, Лавуазье в это время заканчивал исследование «О территориальном богатстве Франции», во введении к которому указывал, что расчеты являются основой политической экономии. В работе детально рассматривались и анализировались статистические данные о ресурсах страны. Этот труд в неоконченном виде был доведен до сведения Национального собрания, где получил одобрение. В эту деятельность Лавуазье вовлек и Лагранжа, который принял участие в работе. Так появился труд Лагранжа «Эскиз политической арифметики», опубликованный им анонимно в 1796 г. Лагранжа ввели в администрацию Монетного двора, несмотря на иностранное подданство, он участвовал в проведении мероприятий по упорядочению финансов страны, принимал участие в создании статистической сводки об экономическом состоянии Франции в период блокады и интервенции. Ему было поручено секретное и, без сомнения, важное дело – выяснение вопроса, какое время Франция может прокормить сама себя. Результаты расчетов Лагранжа свидетельствовали о том, что в стране достаточно зерна, но потребности в мясе удовлетворяются лишь наполовину. Это важное государственное поручение показывает, сколь высок был престиж Лагранжа в республиканской Франции.


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Отношение учёных к революции во Франции
Влияние прогрессивных событий
Начертательная геометрия Монжа
Дружба Монжа и Бертолле
Бонапарт и научная деятельность института
Точки приложения силы
Исследования силы удара
Манёвры по плану Карно
Жозеф Луи Лагранж (содержание)