Время рассказывать о Лагранже

Ко времени посещения Лагранжа друзьями он уже более недели находился в постели. Беседа длилась несколько часов. Лагранж стал рассказывать о наиболее интересных моментах своей жизни. Видя, что ему трудно, что он слишком оживляется, напрягая память и силы, его друзья хотели уйти, несмотря на большой интерес к тому, о чем говорил Лагранж. Но он остановил их и продолжал рассказывать. Потом он заговорил о своих работах, пообещал как-нибудь в другой раз рассказать о замыслах по переизданию своих трудов, в частности второго тома «Аналитической механики». Однако об этих замыслах не суждено было узнать ни его коллегам, ни потомкам. После ухода друзей ученый впал в забытье, а утром 10 апреля умер.

В последней беседе он сказал навестившим его коллегам: «...я почувствовал, что умираю; мое тело ослабевает мало-помалу, мои духовные и физические способности незаметно угасают; я с любопытством наблюдаю постепенный прогресс уменьшения сил, и я достигну конца без сожаления, без печали, ибо спуск очень отлогий... Я завершил свой путь; я снискал некоторую известность в математике. Я не питал к кому-либо злобы, я никому не сделал плохого, и я хочу кончить мой путь...».

В таких лаконичных, сдержанных, исполненных скромности словах Лагранж дал оценку своей жизни. Его знаменитый современник Вольфганг Гете, не встречавшийся с ним, но хорошо представлявший себе характер и прекрасный образ этого человека, писал о нем: «Математик совершенен лишь постольку, поскольку он является совершенным человеком, поскольку он ощущает в себе прекрасное, присущее истине; только тогда его творчество становится основательным, чистым, ясным, одухотворенным, действительно изящным. Все это требуется, чтобы уподобиться Лагранжу».

В другом месте Гете высказал эту же мысль несколько иначе: «Лагранж был безупречным человеком и именно поэтому и великим. Если безупречный человек наделен талантами, то он всегда становится благом человечества, носителем счастья и благородства, будь то художник, исследователь природы, поэт или кто-либо другой».

Лагранж целеустремленно и самоотверженно отдавал все силы той области творчества, где он чувствовал себя уверенно, где мог найти и находил истину, а вместе с тем и удовлетворение.

О своих занятиях математикой и механикой (в его эпоху эти науки принято было называть геометрией) Лагранж говорил: «Я занимаюсь геометрией спокойно и в тишине. А как меня ничто и никто не торопит, то я работаю более для моего удовольствия, нежели по должности; я похожу на вельмож, охотников строиться: я строю, ломаю, перестраиваю до тех пор, пока не выйдет что-нибудь такое, чем я остаюсь несколько доволен».

После второй женитьбы, на дочери видного французского астронома Лемонье, Лагранж, хоть и любивший уединение, стал чаще бывать в обществе. Он не был бесчувственен к очарованию музыки. Когда он бывал на концертах, его не раздражали разговоры и шум окружающих: он их не слышал, весь отдаваясь музыке. Но и ее он воспринимал по-особому: «Я ее люблю, поскольку она меня изолирует; я слышу первые три такта, на четвертом такте не различаю ничего, я предаюсь своим размышлениям, ничто меня не прерывает, и тогда я решаю наиболее трудные из проблем».


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Творческое соревнование Лапласа и Лагранжа
К истории издания трактата
Общая формула статики
Закон сложения и разложения сил
Анализируя принцип виртуальных скоростей
Вклад Лагранжа в развитие механики
Задачи о равновесии сложных механических систем
Общая формула динамики
Жозеф Луи Лагранж (содержание)