Заманчивое предложение в Берлине

Через два года в жизни молодого ученого произошли большие изменения. К этому времени Эйлер решил покинуть Берлин и возвратиться в Петербург. В юности Эйлер был учеником Иоганна Бернулли по Базельскому университету, другом его сыновей – Николая и Даниила. Когда братья Бернулли приняли приглашение работать во вновь организованной Петербургской академии наук, они обещали вызвать туда и Эйлера. Он прибыл в Петербург в 1727 г., где, кроме его друзей, работал еще один его базельский знакомый – Яков Герман. Эйлер включился в активную научную работу; вместе с Даниилом Бернулли проводил опытные стрельбы для накопления эмпирического материала о сопротивлении воздуха полету снаряда. Менее десяти лет потребовалось Эйлеру для создания фундаментального трактата «Механика» по динамике материальной точки. В Петербурге по поручению Академии наук Эйлер начал работать и над другим фундаментальным сочинением – «Корабельная наука». По протоколам ученых конференций Петербургской академии наук видно, что Эйлер часто выступал с научными докладами, иногда с двумя в один день. Один из его докладов продолжался в течение трех заседаний конференции. Эйлер вел лекции и занятия в академическом университете (который назывался Гимназией при академии) по математике и физике.

Царствование Анны Иоанновны (1730 – 1740) – один из самых мрачных периодов в истории российского самодержавия. Царствование сменившей ее Елизаветы тоже не принесло заметного улучшения в отношении двора к ученым и к делам Академии наук. Елизавета назначила президентом Академии наук не отличавшегося образованностью графа К. Г. Разумовского.

Сложившаяся обстановка была Эйлеру не по душе, и он, приняв приглашение прусского короля Фридриха II, переехал в Берлин, где стал директором и вице- президентом Академии наук. За четверть века работы в Берлине Эйлер успел получить чрезвычайно важные результаты в области вращения твердого тела около неподвижной точки, в области гидромеханики, небесной механики, математики. Все это время ученый не терял научных связей с Россией. Оставаясь почетным членом Петербургской академии наук, он принимал на домашнее обучение (а заодно и на пансионат) способных молодых людей из России. Адъюнктуру у Эйлера прошли ставшие затем известными учеными С. К. Котельников, С. Я. Румовский, М. Сафронов и др. Многие свои статьи и книги Эйлер посылал для публикации в Петербург, как, например, двухтомный трактат «Корабельная наука» (1749). Он давал отзывы о работах петербургских ученых, подбирал кадры на вакантные должности, брал на себя утомительные хлопоты по изысканию, закупке и отсылке в Петербург лабораторного оборудования, типографских станков, аппаратуры. Петербургская академия неоднократно приглашала Эйлера вернуться, и он окончательно не отклонял приглашения. И в 1766 г., после ряда размолвок с Фридрихом, Эйлер принял приглашение возвратиться в Петербург.

Своим преемником на посту президента физико-математического отделения Берлинской академии наук Эйлер хотел видеть Лагранжа и предложил эту кандидатуру Фридриху II. Однако король предпочитал иметь на этом посту более знаменитого ученого и обратился с приглашением к Даламберу. Но Даламбер не собирался покидать Францию. Он написал Фридриху II, что присоединяется к рекомендации Эйлера, предлагавшего на свое место Лагранжа.

Лагранж находился в ином положении, нежели Даламбер: он работал в стороне от крупных научных центров и его заинтересовало предложение Фридриха II. Получив официальное послание с предложением явиться ко двору прусского короля в качестве ординарного члена Берлинской академии наук, Лагранж попросил аудиенции у Карла Эммануила II, занимавшего тогда сардинский трон. Последний не сразу согласился удовлетворить просьбу Лагранжа об отъезде, желая удержать восходящую звезду науки в Сардинии. Тогда Лагранж показал ему письмо Фридриха II, в котором говорилось, что по справедливости необходимо, чтобы величайший геометр Европы жил при дворе самого великого короля. Карл Эммануил, видимо, не был лишен юмора и, отпуская Лагранжа, сказал ему: «Ну что ж? Отправляйтесь к самому великому королю Европы!».

В ноябре 1766 г. Лагранж прибыл в Берлин, заняв высокий пост директора физико-математического класса Берлинской академии наук. Так начался период наибольшей научной активности в жизни Лагранжа.


Жизненный путь Ж. Л. Лагранжа:

Работа в Берлинской академии наук
Решение сложных уравнений
Материализм французских ученых конца XVIII в.
Влияние французских энциклопедистов
Изучение принципов динамики
Провёл анализ развития механики, статики, динамики
Темы бесед в кружке Лавуазье
Разносторонняя деятельность Лагранжа во Франции
Жозеф Луи Лагранж (содержание)