Как прокладывался Северомуйский тоннель

...Потом я шагал по прямым улицам Северомуйска. Ряды домов, магазины, кафе, детские площадки, теплицы... Поднимается трехэтажное здание новой школы для шестилеток. Все делается со вниманием, с любовью. Для людей.

Зашел в контору БАМтоннельстроя. Мне повезло, начальника управления Владимира Асланбековича Бессолова застал в кабинете. Было очень интересно услышать его мнение после всего, что я увидел.

– Северомуйский тоннель стал суровой школой для многих наших строителей, – рассказал Владимир Асланбекович. – Кто-то не выдержал, ушел, «отсеялся». Так поток воды отламывает от крепкого гранита слабые куски, размывает нестойкую породу. Но коллектив еще больше сплотился, обрел опыт. При самых сложных обстоятельствах мы ни на один день не прекращали проходку. Сейчас уже нет смысла геологам проводить детальную дорогостоящую разведку трассы тоннеля – мы используем данные космических съемок, которые выявили ряд разломов. Наши тоннельщики научились их преодолевать. Если прошли, миновали трещину, она больше не дает о себе знать: металлические, бетонные крепления держат надежно.

– Условия работы в Северомуйском тоннеле необычны, уникальны. Видимо, особые требования предъявляете и к подземной технике?

– Несомненно. Техника все больше усложняется, но при этом она должна оставаться предельно надежной. У нас теперь в комплексе с буровой платформ действуют смесители, которые готовят cспециальные растворы для закрепления текучих пород. Чтобы не случилось осечки инженеры и рабочие стараются предусмотреть все до мелочи. Проявлять изобретательность, находчивость. К примеру, мы получили японскую установку «Токио боэки» для химического закрепления грунта. Она рассчитана на преодоление разломов до 30 м ширины, а у нас встречаются и 50-метровые. Приходится совершенствовать, улучшать машину самим, своими силами.

– Отечественных своих таких машин у нас нет?

– До сих пор мы не вели подобных работ, да еще в таком масштабе. Давать заказы нашей промышленности на производство единичных образцов нецелесообразно. Их поставляют нам японские финские фирмы.

Владимир Асланбекович Бессолов многоопытный знающий инженер. На БАМе он с 1976 года руководил сооружением Байкальского, Кодарского и других тоннелей. До этого строил метро Москве. Естественно, разбирается не тол ко в сложной технике, но и в людях видит их возможности и не боится выдвигать на ответственные должности молодых.

– Главное не машины, не металл, говорит он твердо. – Главное – люд которые работают на этих машинах. И л тя трудятся в крайне сложных условиях, все же добиваются выдающихся показателей, превышают все известные мировые нормативы проходки. Это результат их высокой квалификации, мужества и упорства. У нас большой и дружный коллектив, народ приехал из разных ре публик и областей страны. В Северомуйском живет 20 тысяч человек, и в трудятся на тоннель. Каждый ценен своим делом, мы никому не отдаем пре почтения, никогда не выделяем проходчика перед воспитателем детского сад шофера перед учителем, железнодорожника перед бухгалтером. Высоко ставим каждого честного труженика. Их усилия» рассчитываем закончить прокладку тоннеля к 1992 году. А сквозное движение по БАМу откроем еще раньше, в 1989 году, когда будет построена обходная дорога через Северомуйский перевал. Кстати, и для этой дороги строим тоннели, целых три, хоть и небольших, всего на 6,5 километра. Этот дополнительный переход в сочетании с основным 15-километровым тоннелем обеспечит бесперебойное движение поездов на самом сложном участке магистрали.


Читаем о сибирский передовиках:

Заповедные места
Солнце светит в Золотнике
Как строился поселок Золотинка
В тайге нужен сервис
Все пути ведут в Тынду
Рабочие Сибири (содержание)