Кто прокладывает путь в тайге

Но не интересно в лагере оставаться. Особенно когда Черный здесь. Там, на трассе, Володя занят делом – рубит просеку. Еще носит вешки – палки такие полосатые с железным острием. Когда бросишь, летит словно копье, но Сергей Александрович за это ругает. Вешки одну за другой надо ставить точно по створу, который намечает геодезист, трассировщик. От основной линии прокладывают еще «усы», прорубают просеки в обе стороны, замеряют рельеф, высоту одной точки над другой. Инженеры и техники по этим замерам составят точную карту местности.

Правда, потом сюда еще придут геологи, гидрогеологи, мерзлотоведы, пробурят свои скважины, возьмут в мешочки образцы грунтов, наберут воды из всех ручьев, да и подземную не забудут, – все надо исследовать в лаборатории. Попадаются минеральные источники, вода может быть целебна для человека, но разъедает бетонные опоры мостов, металлические трубы.

Работа Володе очень нравится. Иногда даже удается заглянуть в теодолит. Это настоящая подзорная труба с делениями. Видно далеко-далеко. Если только лес не загораживает. Потому и рубят просеку, чтобы знать, куда вести дорогу, чтобы не попасть в болото, не упереться в гору. Поезда должны ходить по ровному прямому пути.

Такой самый прямой путь – для рельсов, – готовят сейчас Сергей Александрович Виноградов и его товарищи. И Володя Лахтюков, конечно.

Они, изыскатели экспедиции Мостранс-проекта, ведут сейчас разведку новой Амуро-Якутской железнодорожной магистрали, которая должна пройти тысячу километров на север, через Алдан на Якутск. А потом и дальше, завернет на восток к Охотскому морю еще на несколько тысяч километров. Самое же начало ее здесь, на холодной речке Амнунакта за станцией Беркакит, где кончается дорога Малый БАМ. Географию Сибири Володя теперь знает хорошо.

А слово «Амнунакта» означает «мерзлая, снежная». Под берегом, в тени, снег и вправду лежит, не оттаивает. Как и сугробы снежные по лощинкам в лесу. Собственно, не снег это, а лед, только рыхлый, слабый. Наледь – такое ему название. Зимой намораживает здесь большие холмы, 20 метров высотой, даже машины тонут. Родники из-под камней текут, разливаются, а как мороз ударит, вода стынет только сверху, с поверхности. Снизу же течет-натекает, намерзает слоями, расходится все дальше. Если в этом месте уложить насыпь, лед ее взорвет, рельсы и шпалы вытолкнет, развезет в стороны. Очень опасный участок.

Чтоб решить, как обойти его, геодезисты делают съемку горного склона. Вчера Володя хорошо помог. Сначала-то Леху посылали вешки расставить по снежной наледи. Тот заупрямился – не пойду и все, сапоги, говорит, малость дырчатые, а ноги не казенные в снегу мокнуть. И ребята, как он глянет на них, тоже ни с места. А Сергею Александровичу работу делать надо, он уговаривает, нервничает. Что тут сложного – пройти по снег Обыкновенный, синеватый, в ледяных бляшках, проталинах, какие бывают в ной. Неожиданно громко Володя произнес:

– Я пойду.

Удивленно посмотрел на него Сергей Александрович, как на чужого.

– Не провалюсь, я легкий. Сергей Александрович велел подать вешки, показал, где ставить. Нет, не страны эти наледи, скользко лишь кое-где и глина мокрая на склоне. Утаптываю сапогами площадку вокруг красно-белой вешки, тогда и самому стоять крепко. Перекидывал длинные палки с места место, как по мосткам переходил. Раза три, может, провалился, но выбрал быстро. Штаны промочил только сзади когда в глину сел, не сразу поднялся. Зато какую съемку сделал! Весело ему было. А эти, друзья Лехи, измерительную ленту тянули скучные, насупленные.

Что бы они там ни говорили, дорога будет проложена, дома построят, и из этих черных гор станут добывать.


Читаем о сибирский передовиках:

В поиске – геологи
Удоканская геологоразведочная партия
Геолог – профессия сильных духом
Наминга
Медная гора
Рабочие Сибири (содержание)