Мастерская на плаву

Река катит свои прозрачные воды сквозь тайгу, мимо зеленых сопок и песчаных плесов. Можно плыть много дней и не встретить на берегу человеческого жилья.

Стройка открывается за поворотом, оглушая грохотом буровых станков, шумом машин. Навстречу из воды поднимаются мощные столбы-опоры, выходят на берег, шагают по просеке, по крутому склону сопки. Сооружается Зейский мост...

Синий кораблик стоит у самого причала, притянутый стальными тросами к деревьям. На борту выцветшая надпись: «Плавмастерская». В помещениях станки – токарные, сверлильные... Настоящий маленький завод. Тут же два дизеля. Плавмастерская обслуживает строителей моста, ремонтирует технику, при необходимости снабжает нуждающихся электроэнергией.

– Все мы – мостостроители, – говорит Александр Камухин, моторист. Крепкий, загорелый, стоит он на палубе, проверяет работу прибора. Александр только что приступил к смене – вижу на берегу его мотоцикл. На горе, в поселке, живет он вместе с женой и четырехлетним сыном. Там мостоотряд, с которым прибыл он из Комсомольска, с Амура.

– Вместе строили мост через Амур, – рассказывает Камухин. – Был я судоводителем буксира, капитаном плавучего крана. Дело это серьезное. Кран за раз поднимает 100 тонн. Перевозил к опорам бетонные трубы-оболочки, камень, раствор. Случались шторма, как на море, глубина реки 50 метров и ширина – 4 – 5 километров. На Амуре проработал 8 лет после армии.

– И вдруг попали на тихую Зею?

– Сперва она показалась игрушечной по сравнению с Амуром. – Камухин улыбается. – А потом начались неожиданности, стала проявлять свой характер. Польет дождь, и за сутки уровень воды поднимется метра на 3. Нашу мастерскую течением уносит вниз, никакими тросами невозможно удержать у берега. Если же долго нет дождя – река быстро мелеет, вот-вот сядешь на дно. Этого допустить нельзя: воду для охлаждения дизелей забираем через донные отверстия. Приходится все время быть начеку, замерять глубину, лавировать, отплывать на середину. Однажды зимой вмерзли в лед, и это вызвало свои проблемы. Теперь Зейское водохранилище все больше заполняется, берега становятся дном таежного моря. Возникают новые, морские условия, меняется сила течения, ледовая обстановка. Опять надо приноравливаться, искать иные формы работы.

– Мастерская на воде... Не попадают ли отходы в чистую таежную реку?

– Нет, – решительно говорит Камухин, – за этим следим строго. Мазут, ветошь – все идет в специальные ящики. Использованное сжигаем. Приглядывает за нами и рыбоохранная инспекция, штраф получить недолго. Да мы и сами понимаем, народ грамотный-. Взять любого – механик Владимир Шестаков, мотористы Павел Вокарев, Аркадий Федоров, токарь Иван Петров, электрик Николай Рябов... Каждый не только отлично справляется с производством, но и следит за чистотой воды, берегов. Нам и детям нашим здесь жить и трудиться.

Разные люди приезжают в тайгу. И цели перед собой ставят разные. Большинство хочет работать, строить, созидать. Они учатся, расширяют свой кругозор, наслаждаются красотами природы. В необычной, сложной ситуации проверяют себя, свои возможности.

Но встречаются и такие, кто не жаждет проявить себя на трудовом поприще. Таким нравится плыть по течению, часто переезжать с места на место, нигде не задерживаться ни душой, ни по делу. Им нравится болтаться. Их не очень волнуют проблемы нашей действительности, а серьезная, вдумчивая работа вызывает лишь ироническую усмешку.

Вероятно, это можно объяснить какими-то чертами характера, неуживчивостью. Или же причина в том, что человек никогда не знал настоящего дела, не умел сосредоточиться, вдуматься. Не приучен рассуждать логично.

С возрастом необходимо научиться самостоятельно мыслить, разбираться в том, что хорошо, что плохо. Уметь работать должны не только руки. Но и ум, и чувства...


Читаем о сибирский передовиках:

Там, где река Амнунакта...
Зачем едут в тайгу
Кто прокладывает путь в тайге
В поиске – геологи
Удоканская геологоразведочная партия
Рабочие Сибири (содержание)